ФРПГ "Приграничье"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Приграничье" » Крепость » Жилой район


Жилой район

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Здесь располагаются дома, где живут наемники. Военный люд, в избытке хлебнувший злости и крови за стенами города-крепости, ревностно оберегает покой светлых и неизменно чистых улочек. Не будем лукавить, порою меж жителями опрятных домов под черепичными крышами возникают распри и порою они даже выливаются в безобразные уличные драки - однако же, будучи спонтанными, угасают они так же быстро, как и возникают - и в целом жилой райном Стронхольда отличает мир и неукоснительно соблюдаемый порядок.

0

2

Камень был везде. Под ногами, по сторонам, и даже лица местных жителей расщедрились исключительно на каменные выражения. Щедрость, кстати, коей понимал её Гьер Дорсвэн, здесь не обитала – ряды серых блоков-домов Стронхольда отличались от изукрашенных конструкций Эсвеля, равно как бородатый старьевщик от блестящего антиквара. Оставив мечты о роскошном ужине и увеселительных мероприятиях, молодой человек плотного телосложения в плаще (сшитом по последней моде Империи) короткими перебежками двигался к концу неказистой улицы. Гьер чувствовал себя не уютно без привычного экипажа и услужливых сопровождающих. А рассказы о Приграничье вообще вселяли ужас в напомаженную голову аристократа... Дорсвэн отчаянно скользил взглядом по убежищам наемников, тщетно пытаясь наткнуться на скромный особняк. Ага, кажется, через два дома-близнеца – искомый адрес! Гьер от волнения ускорил шаг, сделав его неподобающим для восхитительных улиц обожаемого Эсвеля.
«Снова разочарование! Ну мог Барлоу жить в сером параллепипеде с серой же черепичной крышей, пусть и двухэтажном?! Три большие ступени, без перил; чудовищная дверь, как в тюремной камере, маленькие окна «для лучников»...»
Богач с мольбой посмотрел на бумагу с адресом брата, будто от неведомого волшебства буквы сложатся в другие слова, отличные хотя бы от «Приграничье». Тихо вздохнув, мужчина медленно подошел к ненавистной за вид двери и отрывисто постучал посредством железного кольца, выполнявшего функцию дверной ручки. Неровная поверхность скользнула по влажной руке, и взгляд аристократа встретил изящно выбитые дубовые листья на дверном кольце – элемент герба Дорсвэнов. На душе стало тепло – семья всегда отличалась мощной поддержкой (далеко не только денежной, вопреки остальным золотым гнездам). Как странно, что при всей родственной любви брат уехал в спешке в этот суровый край ровно 10 лет назад, где и скончался. Лишь дом и далекий от Стронхольда клочок земли остались, обозначенные в завещании.
Доброго дня, господин, – служанка, распахнувшая дверь, изящно поклонилась.
От негостеприимности Стронхольда Дорсвэн и позабыл, что в доме остались слуги.
«Уволю через неделю, как продам недвижимость, и уеду из города», – подумал Гьер прежде, чем свет гостиной обнаружил красоту женщины.
Это была коренная жительница Стронхольда – смуглая кожа и почти черные глаза не оставляли сомнений. Однако скульптурное лицо, красивый разрез глаз, вьющиеся волосы (не без помощи идеализирующих щипцов) и осанка делали служанку больше походящей на разорившуюся, но прежде богатую леди. Широкий рукав черного простого платья колыхнулся, и (Гьер готов поклясться) – на безымянном пальце красовался рубиновый перстень.
Меня зовут Илна. Желаете осмотреть дом? – сухо спросила женщина, изящно наклонив голову.
Да, пожалуй, - чересчур быстро ответил Гьер, подумав «И откуда это в ней?».
Всю непродолжительную экскурсию аристократ чувствовал себя неуклюже. Пол предательски скрипел под весом Гьера, в то время как спутница (вернее – предводительница) легко вальсировала меж громоздкой мебелью.
Здесь идет уборка, – извиняющим тоном сообщила служанка, – я думала, Вы приедете на день позже.
Мелкое подозрение мгновенно выросло до исполинских размеров в мыслях Дорсвэна.
Вы разве осведомлены о делах моего покойного брата? – как можно проще сказал наследник.
Илна удивительно спокойно посмотрела на Гьера. «Словно светская дама», – в очередной раз поразился мужчина.
Господин получил письмо из Эсвеля незадолго до смерти, и дал распоряжение.
Вы одна работали на него? – не сдавался Гьер.
Есть ещё двое мужчин. Конюх находится в городе, а счетовод отправился два дня назад осматривать землю в деревне Шернед.
Что ж, завтра в восемь часов утра приготовьте завтрак, а в десять я займусь поиском сопровождающих до Шернеда.
Вы... Не собираетесь ужинать?
Нет, в кабинете много работы. В половине девятого принесите крепкого чаю.
Илна наградила нового господина полупоклоном. Когда звук изящных шажков затих, Гьер спохватился, что не представился подобающим образом служанке.

***
Весь следующий день, несмотря на уговоры Илны, наследник диких земель провел в поисках отряда. «Дорога до Шернеда – настоящее воплощение жутких баек (равно как и любая другая дорога в Приграничье)»,– полагал герцог. Он искренне не понимал, почему просьба о десяти охранниках вызывала усмешку на лицах офицеров. Правда, титул и увесистый мешочек имперского золота стирали эту неприемлемую мимику...
«Дело пяти минут!» – хмуро окинул взором Гьер бредущих к крыльцу караульных. Двое вооруженных легкими мечами гостей должны были стеречь дом Дорсвэна, пока тот возится с «поместьем». Гьер без удовольствия отметил, что у стражников не водится единой формы, а это означало появление утром разномастной толпы в гостиной.
«Выглядят, как беглые преступники... Илна замучается отмывать полы».
Мысли о служанке сопровождались у Дорсвэна приятной щекоткой где-то в животе. Нынешний её наряд – голубое воздушное платье с вставкой-веером на груди (без него вырез считался бы вульгарным) и узкая полоска серебра на шее, – донельзя подчеркивал отличие от крестьян и природную красоту. Кроме того, женщина оказалась прекрасным организатором – пока Гьер налаживал дипломатические связи в Стронхольде, она наняла грузчика для избавления от старой мебели, отнесла вещи в прачечную, собрала дорожный сундук, распорядилась о починке кареты (прошлый господин пользовался нелепым возком), приготовила прекрасный ужин и сервировала стол.
Завтрак на восемь персон, в десять, – прожевав ростбиф, наказал Гьер.
Желаете провести трапезу с наемниками? – улыбнулась Илна.
Хочу произвести хорошее впечатление, – Гьер смочил губы вином, оставшемся в бокале, – Хотя бы в половину такое хорошее, как Вы – на меня.
Он покраснел, а Илна опустила ресницы.
«Смотри, не приревнуй...»– полушутливо подумал аристократ, представив завтрашнее обилие мужчин в доме.

Отредактировано Лисар (12-08-2012 16:00:46)

0

3

Поначалу в гостиной было довольно темно – маленькие окна-бойницы почти не пропускали свет. Но красавица служанка быстро это исправила, поставив на массивный стол два огромных канделябра с множеством свечей. Впрочем, Полю этот полумрак и не мешал. Днём, при плохом освещении, он видел не хуже, чем ночью в темноте. Собравшихся за столом наёмников Поль видел впервые, за исключением десятника, с которым он был знаком с детства. В память о давней дружбе этот закалённый в боях воин и  пригласил Поля принять участие в походе, дав возможность неплохо заработать. В домах, подобных этому, Поль бывал довольно редко. Его всегда удивляла тяга богатых людей к непрактичной роскоши. Вот к чему, например, столько столовых приборов? Если уж есть просто руками неприлично, то неужели людям не хватает одного ножа? Такого же мнения, глядя на Гьера, он придерживался и в отношении одежды. « Ну надо же! - думал Поль, отхлёбывая морс из огромного стакана, -  и рубашка-то на нём красная, и брошь на жилеточке блестит так, что впору ослепнуть. Можно смело  об заклад биться, что и сюртук у него есть! Да, поди, и не один! А запах какой!  Вот пробежался бы ты, барин, по лесу пару миль, с ароматом пришлось бы проститься, а то, глядишь, и с жизнью.  Желающих закусить аристократинкой в наших лесах ой как много!» Сам Поль накануне на дюжину бобровых шкурок выменял у торговца изрядно потёртую кожаную куртку, чему и был несказанно рад: в обычном своём пледе он чувствовал бы себя крайне неуютно." Ну да ладно! - Продолжал наёмник свои ехидные размышления, - раз уж платишь, защитим тебя, благодетель, и от зверья, и от чего похуже. Вот только тапочки подносить тебе я не буду!». Меню разочаровало полным отсутствием мяса. «После такого завтрака дожить бы до обеда!» - думал оборотень, цепляя вилкой очередной кусок омлета. Об этикете Поль имел тоже довольно смутные понятия. К счастью, народ за столом собрался не слишком «испорченный» хорошим воспитанием. Два брата-близнеца постоянно шутили, и Полю приходилось то и дело, давясь от смеха, прикрывать рот то тостом, то салфеткой, а то и просто ладонью. Делал он это для того, чтобы не испугать служанку своими острыми клыками. В общем, обстановка за столом складывалась довольно непринуждённая.

Отредактировано Поль (20-08-2012 22:01:02)

0

4

Чейн в сотый раз окинул взором собравшихся за столом. Слева от него сидела Илна, сестра его жены. Около десяти лет назад женщины уехали в Империю, но никто не желал в те времена давать им приличную работу и кров. Расчетливая Илна влюбила в себя герцога, но жить с ним на равных могла только в Стронхольде - в Эсвеле Дорсвэна непременно бы лишили титула. Селен же нашла избранника (отнюдь не знатного рода) в Приграничье - им оказался так и не дослужившийся до офицера Чейн, сейчас с паутинкой морщин в уголках глаз и предательски седеющими волосами. Он лишь за великолепным дубовым столом аристократа понял, чего стоило Селен лишение каждодневной роскоши, привитой еще разорившимся отцом-землевладельцем. Вместо выходов в свет в изысканных нарядах у неё были дни стирки, варки, приглядывания за тремя детьми и ожидания мужа-наемника с смертельно опасной работы... Впрочем, последний год даже Илне пришлось несладко – многолетняя эпилепсия в конце концов лишила дыхания приезжего герцога.
Справа от десятника находился Кристиан. Его ненавидели абсолютно все в отряде, хотя он являлся единственным лучником. Безусый Кристиан обращался к наемникам свысока, умел отлично читать, писать и говорить, и носил символ Пылающего дракона на груди. Год назад этого храмовника имперские духовные лидеры «попросили» пожить в Стронхольде («Верно, пристрелил огненного дракона», - предположил однажды Фоук).
Фоук, собственно, доедал омлет рядом. Вспыльчивый, но отходчивый здоровяк помимо прекрасного владения топором замечательно готовил похлебку и всегда находил лучшие места для стоянки. Далее праздно улыбались 19-летние близнецы. Чейн прямо-таки сверлил их взглядом – ведь 99% всех проблем отряда случалось из-за них. Оба русоволосые и отличимые, разве что, по разному цвету рубах из ворстеда (серый – у Гаски, темно-серый – у Сарвада), копьеносцы славились острыми языками и неуместными шутками. Противоположного по характеру – молчаливого Поля, Чейн специально усадил поблизости (чем не громоотвод?). Сам десятник после вежливой заминки очутился соседом по трапезе самого Гьера Дорсвэна.
Вы любите охоту на птиц? – продолжал светский разговор Кристиан.
Сейчас открыт сезон на вальдшнепа!– ввернул Гаска.
Похлебка из вадшнепа хороша! – поддакнул Сарвад, недвусмысленно задержав вилку с крошечным кусочком омлета у рта.
Да, конечно... – рассеянно молвил Гьер, пока Илна подливала ему морса.
Гаска прикрыл поллица рукой так, чтобы его мимику могли наблюдать только Сарвад и Поль. Стоило служанке в черном двойном платье (нижнее – с корсетом, поднимающем грудь, а верхнее – подчеркивающее последнее) пройти мимо, как он вытянул губы трубочкой и беззвучно просвистел.
По дороге можно будет поохотиться, – предложил Чейн, посылая убийственный взгляд Сарваду.
Иначе за четыре дня нас никак не выдержать, – саркастически поднял бровь Гаска.
И как он без привычной заботы обойдется? – шепнул Полю Сарвад, указав кивком на удаляющуюся Илну.
Эх, в этом доме нам грозит только серебряные вилки прихватить, – таким же шепотом с напускной грустью произнес Гаска.
Этих двоих я могу и выгнать ради вашего терпения, – улыбнулся Чейн.
Но тогда всю дорогу придется слушать выдержки из молитвослова! – театрально ужаснулся Гаска.
Кристиан, казалось, был готов провалиться сквозь землю.

0

5

Завтрак между тем продолжался. У Поля всё таки получилось насытиться омлетом и тостами, и теперь он рассеянно ковырял вилкой в тарелке. Когда речь зашла о вальдшнепах, Полю захотелось поделиться своим излюбленным рецептом приготовления этих лесных куликов. Он запекал их на углях, обваляв в глине, щедро натерев дикорастущим чесноком и нафаршировав тушку ягодами можжевельника. Но, поразмыслив, перевёртыш решил, что вступать в разговор, пожалуй, не стоит. В отряде он недавно и вряд ли кому-то будут интересны кулинарные пристрастия оборотня, который ночью ест вальдшнепов живьём, сырыми да к тому же вместе с костями! Полю совсем не хотелось отвечать на какой-нибудь вопрос вроде: "А как вкуснее?". Отвечая на вопрос Сарвада, Поль почесав за ухом, задумчиво изрёк: - Будем надеяться он не совсем уж беспомощный. Уж на руках-то его тащить, думаю, не придётся! А в остальном, сдаётся мне, потерпит. Может жирок чуточку растрясет, но ведь от этого не умирают!   Сарвад и Гаска между тем, казалось слегка «перегнули» со своим незатейливым солдатским юмором. Их едкие замечания уже не так веселили Поля, как в начале. Он с огорчением заметил, что шутки их, хоть и направленные в основном в адрес Кристиана, изрядно действуют Чейну на нервы. Стараясь не привлекать внимания остальных, он начал шёпотом расспрашивать у братьев о наёмниках, входящих в состав группы.
- А за что вы невзлюбили Кристиана? – Обратился Поль к Гараске, бросая беглый взгляд в сторону храмовника.

Отредактировано Поль (25-08-2012 00:24:23)

0

6

- Лишь бы кошелек растряс хорошенько, - причмокнул юноша, - Богатство и жадность обычно соседствуют...
- Тсс, Чейн опять сюда пялится! - лицо Гаски приняло ангельское выражение.
Когда уроза миновала (Кристиан завел речь о знатной конюшне Дорсвэнов), близнец придвинулся к Полю: "Этот святоша - выходец из Империи. Мнит себя эдаким надсмотрщиком за тупоумным скотом, коим считает наемников. А по мне, так его просто вышвырнули без единого гроша. Он отказывается есть похлебку Фоука, пялится в свитки и выли... Льстит аристократам вроде Гьера."
- У него получается, - заметил Сарвад, указывая кивком на довольное лицо герцога.
- А не пора ли нам лицезреть восхитительных лошадей господина? - сказал Гаска, потому что Чейн как бы невзначай провел пальцем по шее, глядя на близнецов.
- И вправду, мы засиделись, - спохватился Дорсвэн.
Как по команде, послышался звук отодвигаемых стульев. В гостиной стоял гул и от голосов - десятник, Кристиан и Гьер продолжали обсуждать чистокровного жеребца Никса, который не подпускает к себе людей. Близнецы почти хором прощались с Илной, а Фоук подошел к Полю.
- Первый день - всегда суетной, - добродушно произнес наемник, - Как к тебе лошади отнесутся?
Фоук был осведомлен о перевертыше и в юные годы работал с оборотнем-медведем. Относился к ликантропам он хорошо, даже с какой-то материнской жалостью. Впрочем, он ко всем, кроме Кристиана, относился хорошо. Близецам как-то задал трепку, правда, но теперь в их отношениях полная идиллия.

Отредактировано Лисар (25-08-2012 10:16:10)

0

7

- Лошадей я люблю. - ответил Поль Фоуку, и тут же поспешно добавил, заметив едва различимую улыбку на лице великана, - Не только в колбасе. После кошек они, по-моему, самые грациозные существа в мире. Но любовь эта, к сожалению, не взаимна. Лошади, наверное, как-то чувствуют мою вторую натуру. Встречались мне коняшки, наверное натренированные, которые без истерик переносили моё присутствие. Нет, правда, даже ночью! Но ни одна из них, наверняка не позволила бы на себе прокатиться. Я и не пытался, если честно. В детстве не готовился в кавалерию, а потом, сам понимаешь, случая не было. Так что наездник из меня, - как из свиньи рысак!
  Фоук в ответ понимающе кивнул. Прощаясь с Илной, Поль коротко поблагодарил её за отменный завтрак и проследовал вместе со всеми по коридору, ведущему к выходу во внутренний двор. «Кристиан, похоже, тот ещё фрукт», - думал Поль, проходя позади всех под низкими каменными сводами. «А вот лук у него выглядит очень даже не плохо! Если он стреляет из него так же ловко, как болтает, это будет просто здорово! Хорошо бы вообще не понадобилась Гьеру Дорсвену наша защита, но в случае чего, хороший лучник ещё ни в одном отряде лишним не был».
Залитый утренним светом, небольшой дворик казался кусочком рая после мрачных, каменных комнат. Вдоль стен в окружении больших розовых кустов на живописных клумбах уже начинала пробиваться молодая травка. В центре дворика был разбит небольшой бассейн с бронзовой статуэткой, изображающей русалку, льющую себе на грудь воду из красиво выкованного кувшина.  Правда, ни в бассейне, ни в кувшине по причине апреля месяца воды ещё не было, но впечатление  от  общей картины было довольно романтичным.
Пройдя через дворик, весь отряд, во главе с Гьером, оказался перед большими воротами, ведущими в конюшню.

0


Вы здесь » ФРПГ "Приграничье" » Крепость » Жилой район


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC